Работа с утратами: Новое качество жизни. Особенности метода Александра Рязанцева. - Александр Рязанцев - Официальный сайт психолога

Работа с утратами: Новое качество жизни. Особенности метода Александра Рязанцева.

Работа с утратами: Новое качество жизни. Особенности метода Александра Рязанцева.
Категория: Статьи о методе А. Рязанцева

Работа с утратами: Новое качество жизни. Особенности метода Александра Рязанцева.

Рязанцев А.Н., практический психолог, гештальт-консультант, системный консультант, обучающий терапевт, коуч, бизнес-тренер; основатель Школы феноменологии, основатель и директор Института Системных Технологий и Консультирования (ИСТиК) в г.Санкт-Петербург; учредитель Института Социального Проектирования в Поддержку Семьи и Детства (ИСППСиД) в г.Санкт-Петербурге; ученик Хериберта Дёринг-Майера; действительный член Европейской ассоциации Супервизоров EASC c 2010 года; доктор философии PhD в области психологии (Оксфордская образовательная сеть); Санкт-Петербург, Россия, aryazancevru@yandex.ru

Аннотация: научная статья об авторском феноменологическом интегрированном подходе, применяемом для консультации людей, переживающих утрату. Подход разработан психологом, гештальт-терапевтом Александром Рязанцевым, имеющим опыт работы более 30 лет. Благодаря авторскому подходу человек в процесс работы с утратой переходит от несогласия, чувства вины, гнева, боли к новому качеству жизни: эмоциональное состояние его становится гораздо лучше и появляется новый смысл жизни. Данный подход неоднократно применялся на практике консультирования и доказал свою эффективность. 

Ключевые слова: феноменологический интегрированный подход, психологический метод, авторский метод, эмоциональное состояние людей, утрата, переживание утраты, острое горевание, психологическая практика, психология. 

Человек, переживающий тяжелую утрату, может надолго задержаться в состоянии горевания, из которого крайне трудно выйти. У него ухудшается качество существования, не находятся новые смыслы жизни, рушится здоровье, теряются интересы к другим людям и к обществу. Он постепенно сужает сферу своей деятельности и может оказаться в депрессии.  При этом многие известные или классические психологические методы приносят малоэффективные результаты. В работе с утратами во многих методах есть понятие периодичности переживания этапов, но нет закономерной зависимости с определенными эмоциями. 

Например, психоанализ, являясь базовой психологической теорией, призывает прежде всего вывести пережитое из бессознательного в сознание. Это необходимо и при утрате. Но что с делать с горем, которое может “накрыть человека с головой”  потом? 

В гештальт-психологии нет понятия «перенятые чувства», которое есть в системно- феноменологическом подходе. Гештальт работает с чувствами человека и не учитывает, что они могут быть переняты от предков, но проживаться как собственные. 

Когнитивно-поведенческая терапия, работая с установками, идеями человека о нем самом и мире, безусловно помогает посмотреть на себя со стороны и уже осознанно выбрать маршрут жизни. Но она почти не берет в расчет эмоции, которые являются огромной силой. 

Транзактный анализ может научить управлять эго-состояниями: ребенок, родитель, взрослый, но он больше направлен на умение выстраивать отношения с другими людьми, быть осознано адекватным ситуации. А при работе с утратой необходимо больше внимания уделить взаимодействию между человеком и его собственным внутренним миром, который подвергся травмированию. 

К этим выводам меня привел собственный 30-летний опыт в консультировании людей.  Закономерные зависимости этапов горя с переживанием определённой эмоции я вывел в рамках собственной практики и готов ею делиться в предлагаемой мною технологии работы с утратами.

Моя авторская технология доказала свою состоятельность в психологической практике и продвинула работу терапевтов в зоне проекций, интроектов и работе с базовыми эмоциями. По ней в моем Институте Системных Технологий и Консультирования разработаны и ежегодно проводятся программы обучения специалистов с целью повышения их квалификации и профессиональной переподготовки. Я на практике проконсультировал более 100 000 человек и увидел результативность своего феноменологического интегрированного подхода.

Актуальность исследования феномена утраты обусловлена появлением новых методов консультирования, которые были недостаточно глубоко изучены в психологической практике. К сожалению, люди часто теряют своих близких, случаются массовые трагедии. Необходимо качественно сопровождать и помогать тем, кто находится в состоянии горевания, переживает утрату. В этом может быть полезен метод феноменологического интегрированного консультирования, который позволяет работать с чувствами и феноменами человека. Данный метод уже применялся мной в работе с массовым горем в Видяево (подводная лодка «Курск», 2000 г.)

Объект исследования: авторская технология, позволяющая консультировать и оказывать помощь в социальной адаптации людей, переживающих состояние утраты и острого горевания.

Предмет исследования: эмоциональное и психологическое состояние людей, переживающих состояние утраты и острого горевания.

Гипотеза исследования: феноменологический интегрированный метод консультирования обеспечивает эффективное психологическое и мотивационное сопровождение социализации людей в состоянии горевания. Кроме того, метод формирует у данной категории людей мотивационные, волевые, эмоциональные качества и помогает применять их в текущих жизненных условиях.

После проведенного исследования феноменологического интегрированного подхода в консультировании, был сделан вывод о его высокой эффективности

При прохождении программ реабилитации и психотерапевтических сессий по моей технологии за 9 лет исследований положительный результат был обнаружен у 83% клиентов.

Диагностическими критериями были выбраны:

самооценка, принятие решений, тревожность,

стрессоустойчивость, последовательность в выстраивании намеченных планов в соответствии с решениями, принятыми для самореализации до утраты и после нее.

Результатами многолетней практики в моем авторском подходе в консультировании можно считать то, что обратившиеся ко мне за консультацией люди, уходили с нее с положительным результатом, их качество жизни менялось кардинально.

Данные исследования представлены в таблице:

Работа с утратами: Новое качество жизни. Особенности метода Александра Рязанцева.Для проведения исследования использовались:

  • Тест на уровень ТРЕВОЖНОСТИ  Ч.Спилбергера-Ханина. 

Данный тест является надежным информативным способом самооценки уровня тревожности в данный момент (реактивной тревожности как состояния) и личностной тревожности (как устойчивой характеристики человека).

  • Тест на СТРЕСС и ДЕПРЕССИЮ, разработанный Чарльзом Спилбергером, и адаптированный О.М. Радек

Данный тест предназначен для диагностики нервной и эмоциональной напряженности. Он представляет собой классический опрос, состоящий из 80 вопросов, формирующих 8 различных шкал:

  1. Интенсивность любознательности (ИНТЕРЕС) 
  2. Интенсивность агрессии (АГРЕССИЯ)
  3. Интенсивность тревоги (ТРЕВОГА) 
  4. Интенсивность депрессии (ДЕПРЕССИЯ) 
  5. Частота любознательности (ЛЮБОЗНАТЕЛЬНОСТЬ) 
  6. Частота агрессии (АГРЕССИВНОСТЬ)
  7. Частота тревоги (ТРЕВОЖНОСТЬ) 
  8. Частота депрессии (ДЕПРЕССИВНОСТЬ)

В чем уникальность моей технологии? 

На протяжении более чем 30 лет я работаю с чувствами и феноменами поведения людей. 

Всем известны 11 базовых эмоций, которые описал Кэррол Э. Изард. Они от природы заложены в нас и «считываются» нами же неосознанно. Они давно изучены и описаны в учебниках по психологии эмоций. Однако ни в одном учебнике не описан процесс «жизни» каждой эмоции и сопровождающих ее вторичных эмоций, названных мною «свитой».

У каждой эмоции в той или иной жизненной ситуации у человека возникает одна базовая эмоция и, если она не пережита, возникает как минимум три вторичных эмоции в «свите», которые не пускают человека в боль и становятся на страже безопасности его психики. 

Следующая схема иллюстрирует процесс переживания человеком утраты:

Работа с утратами: Новое качество жизни. Особенности метода Александра Рязанцева.

В процессе консультирования психологу необходимо привести человека к согласию с потерей. Согласиться – значит пережить душевную боль. Пережить душевную боль – значит столкнуться с горькой печалью. А встретившись с горькой печалью, надо разозлиться. Этот механизм настолько сильный и непривычный для самого человека, что, конечно, он не хочет с ним встречаться.

От несогласия возникает печаль с жалостью, а из-за отсутствия гнева появляется обида и беспомощность, и, конечно, вина. Вина сильно привязывает человека к процессу горевания. Человеку трудно определить, в чем состоит конкретно его вина перед потерей и перед собой.  Вина перед собой более сложная, она держит человека в круге печали, боли, утраты. 

Благодаря моему опыту работы с людьми, переживающих горе, в 78% оказывалось, что как только человек говорил: « Я себя прощаю», — и знал за что, и мог выразить эту вину и пережить ее в ходе наших с ним встреч, найти и выразить прощение себе за эту вмененную себе самому вину, его жизнь снова становилась свободной, раскрытой, наполненной. Качество жизни мгновенно менялось. На консультацию или расстановку приходил один человек, а уходил другой, с другим выражением лица и переживающий другие мета-чувства любви и согласия. Он начинал чувствовать себя иначе. Это можно было отследить по легкости в теле, желанию творить, искать встреч, меньше беспокоиться о том, что будет дальше, строить четкие, ясные планы на будущее.

ССЫЛКА НА ЛЕКЦИЮ «Как не выгорать при работе с утратой»

Поделиться записью


Получите подарок
от Александра Рязанцева